суббота, 4 ноября 2017 г.

Сергей Сапог Шумахер (памяти Мастера)

Я давно не писала в блог, но жизнь иногда преподносит не сюрпризы, а печаль. Работая журналистом в издании "8 часов", мне нужно было общаться с разными АРТ-персонами. Серёжу САПОГА Шумахера трудно отнести к этой категории людей, ибо он был честным мастером, делающим уникальную обувь. Социальные сети - хороший вариант для быстрой переписки, а заодно и проверки людей "на вшивость". А в "ленте" я прочла сообщение, смысл которого до меня доходил очень долго. Я опубликую только первую его часть, ибо вторая относится к друзьям и даны координаты для помощи семье мастера. Спасибо всем, кто помог! Далее я опубликую без "купюр" всё интервью. Вполне возможно, что оно пригодится органам следствия для составления психологического портрета Серёжи. Он слишком любил жизнь во всех её проявлениях, был не просто верующим, а религиозным человеком. Сейчас очень важно, что напишут в официальных бумагах, ибо друзья и семья намерены отстоять светлое имя Мастера.



Вместо некролога



Мы не умеем писать некрологи. Поэтому на страничке в VK появилось вот такое объявление:


Друзья, во вторник, 24 октября, Сергея не стало. Он умер.
Беда не приходит одна и в пятницу умер его отец.
Семья просит о помощи.

Я умышленно не публикую телефон Серёжиной сестры и номер банковского счёта, куда многие люди сбрасывали денежку. К великому сожалению есть и те, кто умеют снимать средства раньше адресата. Казалось бы, о чём может рассказать простой сапожник? Но, Сергей не был простым, но при этом остался изумительным мастером. Мастером обуви с самой большой буквы. Не могу я смириться с тем, что его вдруг не стало, и никогда не поверю в ту версию следствия, которая существует на данный момент. Поэтому незамедлительно публикую интервью своё именно с Шумахером (так его звали близкие). Почему именно этот вариант? Я всегда задавала людям, с которыми беседовала, много вопросов. А они охотно отвечали на них всего по одной причине, я была на момент общения погружена полностью в ту профессиональную и жизненную историю, о которой речь шла. Мне не лгали даже тогда, когда вопросы были совсем неудобные и можно было на них не отвечать. Этот разговор был таким же откровенным. Просто формат любого журнала в итоге предполагает сокращения. Даю интервью целиком с приложением благодарности бывшему главному редактору Татьяне за то, что она тоже помнит моих Золотых Мастеров и не осталась безучастной к трагедии семьи, как и многие мои друзья.

Обувщик – «джазмен» - Сергей Сапог Шумахер

Сапожники – народ веселый. А вот Сергей Сапог Шумахер – затейник. Не имею понятия, какую песенку он напевает во время работы, но вот эта притча о нём: «Сапожник мечтает: «Если бы я был царем, то жил бы богаче царя! — Это почему же? — А я бы еще и сапоги тачал».

У любого человека творческой профессии есть мечта. Сотрудничая с журналом, который рассказывает не только о трудовом кодексе, но и профессионалах, я искренне считаю, что журналист – профессия творческая. А уж сапожник и подавно, особенно, если сапожник этот за жизнь свою умудрился не сделать двух одинаковых пар эксклюзивной обуви. Есть у него выраженьице «мы френдуем в сетях», так вот поэтому я к нему «на Ты» обращаться буду, ибо ровно общаемся не первый год и определённый пиетет я испытываю к нему, как к мастеру. Попытаемся начистоту побеседовать с Сергеем Сапогом Шумахером.

8ch.
Я даже не пытаюсь тебя довести до того состояния, что ты, как после бутылки рома, назвал бы свою настоящую фамилию – бессмысленное дело. Серёж, но хоть какое-то образование ты профессиональное получил? Это важно. Если нет, то рассказывай коротко и емко о детстве золотом и школе. Почему именно сапожник?

С.Ш.

Хм.. А ты действительно считаешь, что есть какое-то “потому что”, которое может объяснить для стороннего человека необъяснимое. Я, честно скажу, я эту Жизнь, Жизнь сапожника, не выбирал, а скорее даже наоборот получилось. Я же родился и вырос в семье, где было двое сапожников: дед и отец, хотя деда помню плохо. Я с раннего детства бывал в, можно сказать, артелях: такие «подпольные цеха» И само ремесло с самого детства «пил как из кружки». Сейчас уже о некоторых своих приемах даже не могу сказать, сам я это придумал или может, видел когда-нибудь, в десятилетнем возрасте, в одной из таких артелей.
А так-то я бурно пережил 90-ые. Покидало, поподкидывало… И никаких предпосылок стать сапожником лет до 25 точно не было. А сейчас это уже, как говорят в духовное среде, «образ жительства», за что я провидению бесконечно благодарен.

8ch.
Сергей, а кто тебе логотип делал? Или правильно это «клеймо» называется?

С.Ш.
Логотип рождался вообще сам собой. И в такой, как сейчас, он трасформировался из нескольких предыдущих версий.
Клеймо, все-таки, у меня немного другое. Я методом горячего тиснения немного даже выжигаю свои инициалы.

8ch.
Серёж, вот ты работал в «Мариинке», «Мюзик-холле» , там какую обувь делал? Пуанты шил? И вообще, театралы капризные или благодарные? Там же есть художники по костюму, ты работал по их эскизам, или делал свои?


С.Ш.
В «Мюзик-холле» обувка в основном танцевальная, кордебалетная. Поскольку кордебалетная обувь это, по сути - рабочий инструмент танцовщиц, то они должны были быть мегаудобными и мегакрепкими.
Вот в «Мариинке» и в «Михайловском» больше приходилось делать сценическую обувь, которая есть, по сути - бутафория и там главное было подчеркнуть какой-то образ. Художники по костюмам, безусловно, рисовали эскизы. Но, во-первых, это всё же упрощенное и схематичное. А во – вторых, колодку то все равно приходилось делать мне и может даже и невольно, но я, естественно, добавлял каких-то своих штрихов. Но как-то мы всегда находили с художниками общий язык.
Самая, пожалуй, тяжелая, но интересная работа была в мастерских Михайловского театра. Делали полный спектакль – оперу «Щелкунчик», где художником по костюмам был Михаил Шемякин. Кое-что он даже у нас зарубил. Пришлось серьезно переделывать. Как потом оказалось, обувь он хорошо понимает и даже сделал у себя в доме во Франции некое подобие музея обуви. Сапоги, кстати, заказывает у какого-то малоизвестного французского сапожника, и сапоги у него, всегда очень «вкусные» (улыбается). Я ему, кстати, писал в Фейсбуке и предлагал свои услуги, но он не отозвался, наверное, не хочет обидеть своего французского мастера, хотя я бы, к примеру, не обиделся.

8ch.
Когда и почему «лопнула тетива терпения» и ты отправился в одиночное плавание по миру обувной моды? Тебе кто-то гарантировал успех? Или у тебя уже была своя база постоянных заказчиков?


С.Ш.
До того как плотно заняться театральной обувью мне пришлось поработать в нескольких, скажем так, ширпотребовских конторах. Во всяких экспериментальных цехах. Еще тогда мне попался в руки альбом по истории моды, где отдельная глава была посвящена театральному сапожнику из Италии Сальваторе Феррагамо. И были фотографии нескольких его потрясающих работ. Вот он-то мне, можно сказать, голову и «сломал». Я захотел научиться делать такую же сложную и красивую обувь. Сальваторе приехал с семьей в Америку из Италии и, будучи младшим ребенком в семье, проявил недюжинные организаторские таланты, достаточно быстро сделал семейную мастерскую одной из самых престижных в сегменте обуви, шитой на заказ. Его клиентами и клиентками были многие звезды серебряного века Голливуда.
И вот прошло лет семь, я был приглашен в жюри конкурса «Адмиралтейская игла». Конкурс активно коммуницирует с ведущими европейскими модными академиями и школами. В этот раз миланскую Академию Моды NABA представляла госпожа Ориетта Пелицари, сотрудничающая с брендом «Сальваторе Феррагамо». Я когда об этом узнал, даже стал заикаться от волнения. И вот налетел на нее задыхающийся, с восторженными влажными глазами и, тараторя, просил передать от меня Сальваторе сотни поклонов, десятки признаний в любви и преклонение перед его талантом. И хоть я и волновался, но краем глаза все-таки заметил, что Ориетта уже смущенно отводит глаза в сторону. Заподозрив неладное, я спросил у нее напрямую: «Передадите Сальваторе мой поклон?». «Нет», - сказала Ориетта и смотрела на меня как на умалишенного. И тут вдруг до меня стало доходить, что я видел фотографии Сальваторе уже где-то 50-летнего. Он снимал мерки с Софи Лорен. Уже не молодой. И в общем, Ориетте не надо было озвучивать, почему она не может передать привет моему вдохновителю. Но она все-таки сказала: «Он же уже не с нами», участливо гладя меня по плечу. Рассказала, что фирмой руководит дочь Сальваторе, которая превратила обувной бренд в Модный Дом и даже в целую империю. Но визитной карточкой все равно остается обувные линии.
В общем, провидению было угодно поставить передо мной долговременную амбициозную задачу, но для ее выполнения мне пришлось кардинально поменять свою жизнь и даже, наверное, самого себя. Иногда вспоминаю себя, к примеру, 25-летним и как-будто смотрю кино «про того парня». Опять же волею провидения я оказался довольно глубоко погружен в церковную жизнь. Неожиданно в церкви мне выделили помещение под, пожалуй, мою первую, полноценно мою, мастерскую.
В общем-то, не было такого момента, когда где-то что-то там «лопнуло». Я ушел в «свободное плавание». Так, при последующем рассмотрении, просто чудесное стечение обстоятельств привело меня в точку, где у меня появилась возможность практически полностью самореализоваться и, имея некий «пояс безопасности», состоящий из экономии на отсутствии арендной платы, коммунальных платежей и всяких прочих источников расходов. Все это вместе взятое уже даже дало мне возможность выбирать заказчиков, а не хвататься за первую подвернувшуюся работу. Я, например, к каждой отдельно взятой работе отношусь как к отдельному проекту. Так мне легче не свалиться в рутину, хотя, все же, главным фактором поддержания творческого тонуса является принцип «повторов не делаю». И в последнее время это уже становится традицией: делая работы для постоянных заказчиков, мы часто обсуждаем только цвет, стиль и материал. И уже отталкиваясь от материала, начинает выстраиваться некая комбинация из ниток, кож, фурнитуры и тяжелого ручного труда. Иногда бывает, я даже сам не знаю, чем та или иная пара обуви закончится. Т.е. когда я сам себе могу сказать «вот так хорошо». В общем, можно сказать, «играю джаз». Каждая новая пара – это новая импровизация, новая мелодия, новое настроение.

8ch.
Сколько ты в среднем работаешь над одной парой обуви? Не только по трудодням, но и по количеству часов в день?

С.Ш.
Про поточную конвейерную обувь я бы мог тебе подробно разложить по полочкам. А вот в авторской индивидуальной обуви очень тяжело что-то прогнозировать. В среднем на исполнение заказа я беру от месяца до двух. И в последнее время скорость исполнения заказов стала зависеть от того сколько ручного шитья я насочиняю. Это такая у меня есть авторская техника: когда я не пользуюсь швейной машинкой,  собираю заготовку, прошивая ее в ручную двойной вощеной нитью, что дает мне возможность заявлять о гарантии на швы до 5 лет. Но процесс этот очень трудоемкий, соответственно время затратный. Бывает что чуть ли не вышивку ручную приходится делать и не на пяльцах, а приходится прошивать по 2-3 слоя кожи. Т.е. сначала сделать наколы шилом, а потом уже двойной вощеной ниткой седельным швом вся эта конструкция скрепляется. Пока был рекорд 16 тысяч наколов. Это пришлось сделать когда шил сумку одному своему близкому человеку, священнику Церкви, в которой я возрастал почти 10 лет. Возрастал профессионально и духовно.


8ch.
По материалу вопрос. Самая экзотичная и самая простая пара обуви из кожи каких животных были сделаны?

С.Ш.
Простых точно не было. (улыбается)
Да и вообще обывательский взгляд, и взгляд профессионала сильно разнятся. К примеру, взять классическую женскую модель обуви «туфли-лодочки». То там, по большому счету, всего лишь одна линия, но вот тут то и проявляется талант и вкус мастера. Можно изменением всего лишь одной линии создавать разные настроения. Ведь, по большому счету, авторская индивидуальная обувь это и есть некий «контейнер» с неким настроением и заказчик часто приобретает не просто пару обуви, а уже ключевой имиджевый  аксессуар.
Ну а с экзотикой пришлось конечно «пободаться». Делал уже из крокодилов, кайманов, ящериц, акул, скатов, черепах, страусов, кенгуру.
Ближайшая перспектива: из слона. И все эти кожи со своими индивидуальными «характерами». Часто даже две похожих шкуры ведут себя в работе абсолютно по-разному. В общем, с каждой новой парой приходится «договариваться» по-новой. Иногда прямо вот так с ними и разговариваю, уговариваю их, злюсь на них. Ведь работаю, в основном, с натуральными, можно сказать даже «живыми» материалами. А бывают такие случаи, когда при работе права на ошибку нет. От слова «совсем». Просто потому, что, к примеру, кожа частенько бывает абсолю-эксклю, т.е. такого же куска кожи просто нет. По неопытности в такие моменты раньше наваливалось волнение, даже мандраж. Когда в голове уже вроде бы все сделал и даже поставил набойку и упаковал в фирменный мешок (улыбается), а начать делать Вещь мешает какое-то юношеское волнение. Но с опытом уже на это конечно не отвлекаешься. Главное попробовать материал руками, он как-будто начинает сам тебе говорить, но, во всяком случае, давать как-то понять, что с ним надо делать. Но уже когда чуть-чуть завязалась гармония, вся эта конструкция становится живым организмом, на который я, бывает, злюсь, обижаюсь, а бывает что кайфую и радуюсь когда все это сотворяется, не без участия тонких трансцендентных миров. В этом я уверен на 120 процентов, нет, на 223 процента (улыбается)


8ch.
Ты придумываешь эскизы сам. Кто вдохновляет (художники, актёры минувших лет, может клоуны?), я так спрашиваю, ведь носят потом эту обувь – совершенно конкретные люди? Кстати, они (заказчики) свои коррективы не вносят?

С.Ш.
С эскизами у меня тоже, скажем так, личные отношения. Когда я только-только начинал самостоятельно делать обувь, я отрисовывал эскизы и иногда сильно заморачивался с тенями, но на каком-то этапе я понял, что это дает больше минусов, чем рисовать уже кожей. Гораздо больше минусов. И вошел во вкус постоянной импровизации, где непосредственный тактильный контакт с материалом становится некой «точкой сборки». Но это я так работаю. Я не знаю, как работают другие, поскольку последние 10 лет у меня были, можно сказать, затворническими, в светском понимании. Но зато я столько всего сделал и столько получилось драйвовых работ, от которых я получил просто эстетический кайф, что некоторая ассоциальность не казалась такой уж некомфортной. 
По ходу развития бренда приходилось осваивать на полупрофессиональном уровне другие художественно – декоративные ремесла, что естественно расширяло горизонт и добавляло к опыту. Вот во всяких этих смежных ремеслах уже приходилось и самому рисовать и работать с эскизами.
Заказчик, естественно, имеет право вносить свои коррективы и некоторые изредка этим правом пользуются. А с постоянными заказчиками все коррективы заканчиваются после утверждения материала. Потому как только мы выбрали материал, или говоря на нашем сленге «товар», иногда складывается впечатление, что все начинает крутиться само собой. Иногда даже проскальзывает мысль: «лишь бы чего-нибудь не испортить». Иногда я себя чувствую просто исполнителем, которому как раз и поручено «не испортить» Насколько удается «не портить» судить должны заказчики, хотя трех – четырех человек я мог бы назвать даже соавторами неплохих шузов. Постоянные заказчики тоже прибавляют в понимании (улыбается)


8ch.
Дальше очень меркантильный и правильный вопрос: сколько в среднем стоит пара эксклюзивных сапог, туфель и ботинок от Шумахера? Только честно, ибо это – важно. Как там, в народе-то говорят: «На базаре «умных» двое – один продаёт, а другой покупает».

С.Ш.
Давай я назову просто нижние планки. Здесь надо еще понимать, что когда мы договариваемся о какой-то цене, я назначаю цену не за какой-то конкретный материал, колодку и т.д., а я получаю гонорар за потраченное время. Некоторые пары бывают жутко трудоемкими и трудозатратными.
Стандартная отработанная модель занимает у меня по времени где-то 6-7 рабочих дней, а рабочий день у меня это часов 10-12. Поэтому я считаю, что 15-20 тысяч это минимальный гонорар за такую работу. За вычетом стоимости материалов, колодки и амортизации инструментов и оборудования мне на самом деле достаются «слезы». Хотя бывали гонорары и под 200 000, но это была запредельно сложная работа.

8ch.
А случались времена, что тебе вот вообще почти не на что жить было? Чем в эти периоды ты занимался?

С.Ш.
Да бывали, конечно. Не далее как осень-зима прошлого года. У меня готовился большой проект, коллекции из 25 пар, но кризис вынудил, уже готовых инвестировать в этот проект, моих друзей это дело немножко притормозить. Получилось такое «безвременье». Зато в  это время познакомился с фантастически интересным материалом – береста. Пришлось конечно потратить, опять же, уйму трудодней, но это того стоило. При более-менее умелом обращении с берестой, материал буквально «оживает» в руках. Ну а комбинация кожи и бересты создает удивительные гармонии.
Новая коллекция так и должна была и так и будет называться: «Дети березы».
Теперь уже этот период «безвременья» миновал,  инвесторы «проснулись» и работа над коллекцией «закипела кипятком» и к июлю – августу, я надеюсь, будет готова.

8ch.
Серёж, вот ведь с шилами всякими работаешь, глаза напрягаешь постоянно. Я могу понять, что свободный художник не особо дисциплинированное существо, а есть у тебя страховка медицинская, мало ли что в процессе может случиться? Я не «каркаю», а просто это вопрос по теме здравоохранения и разных прав личности.

С.Ш.
Да какая медицинская страховка, о чем ты говоришь. Я 10 лет был абсолютно асоциален и с государством я пересекался за это время всего 2 раза.
А вот насчет дисциплины я бы поспорил. (улыбается) Делать такие сложносочиненные вещи и проекты без внутренней организации просто нереально. Во время работы все время вынуждаю себя совершать некие упражнения по выработке и укреплению терпения. Когда-то меня очень впечатлили сшитые вручную сорочки. Шов машинный и шов ручной - это для человека с острым зрением две пребольшущие разницы. И уже не помню даже кто из друзей, можно сказать, «подловил меня на слабо»: «типа, а слабо сшить сапоги вручную?». Как раз подвернулся очень подходящий для этого эксперимента заказ. Один мой московский товарищ захотел себе высокие жокейские сапоги из крокодила. Вот их-то я и решил сшить вручную. Если бы я знал, что это настолько сложно, я бы ни за что не решился. Но когда уже начал, отступать было некуда, и проковырялся я с этими сапогами почти месяц. Зато вещь получилась абсолютно неповторимой. Сейчас не вспомню, сколько точно было стежков в этой паре, но на вскидку 4-5 тысяч. Тогда мне это казалось каким-то запредельем. А сейчас вот делаю ботинки из комбинации кенгуру-страус. И вот уже на одной полупаре у меня вышло 15 тысяч стежков. Конечно руку уже поднабил, технику ручного шитья отточил, но если кто-то сможет вытерпеть и повторить, то, что я делаю, готов буду подарить ему одну из работ из новой коллекции.

8ch.
Какие профессиональные черты тебя в человеке привлекают, а какие отталкивают? И можешь ли ты первоклассному профи простить его «гнильцу» человеческую?

С.Ш.
Больше всего отталкивает когда человек, представляющийся профессионалом, на деле начинает «прятаться за словами». Вообще мастер должен разговаривать работая.
Но привлекает меня, конечно же, терпение, перфекционизм и смелость признавать свои ошибки.
Я не знаю ни одного самого великого Мастера, которому не приходилось ошибаться. Но Мастер он на то и Мастер, что за ним стоит определенная история, определенный набор из уже мастерски исполненных работ. У него уже есть наработанный авторитет, и никакая ошибка уже не может его поколебать. А вот когда человек начинает оправдываться, начинает произносить тысячи слов, начинает «переводить стрелки» то на материалы, то на своих сотрудников, сразу приходит понимание, что у этого человека авторитета нет.
Ну а человеческую «гнильцу» я стараюсь прощать всем, а не только первоклассным профи. Тем более, что с профессионалами у меня чисто профессиональные отношения. Я стараюсь, чтобы они, как раз таки, не залезали туда, где эта «гнильца» может проявиться. У меня есть несколько профессионалов из разных сфер, с которыми мне приходится сотрудничать. И я может даже что-то и слышал нелицеприятное о человеческих качествах, но они умеют делать вещи, которые людям без «гнильцы» не под силу.



8ch.
Сайт тебе давно пора было сделать. Сделал! Не забудь народу адрес оставить. Я внимательно изучила содержание и пришла к выводу, что все тексты сам написал. Удовольствие от процесса получил?

С.Ш.
Да, адрес сайта вот - http://coolercomp.ru/, там есть для связи со мной информация. Иногда смотрю на то, что сделал (улыбается).


8ch.
А как ты отдыхать любишь?

С.Ш.
А как это? (улыбается)
«И вечный бой, покой нам только снится». На том Свете отдохнем. (улыбается)

8ch.
Давай про бересту и чудо-стельки немного поговорим. Кто придумал и в чём прелесть? Расскажи, как и где купить можно?


С.Ш.
Ну, прежде бересты надо начать тогда разговор о самой березе. Вот у вепсов (есть такой исчезающий народ в наших краях) есть очень трогательная и красивая сказка-легенда. Она, конечно, немного языческая, но за красоту и душевность мы ей это простим. Легенда гласит о том, что когда-то, очень давно, «боги» назначали покровителей земным народам и, когда очередь дошла до вепсов, как-то не осталось никого свободных из всей этой небесной братии и «боги» решили, что покровителем вепсов будет дерево…. Береза. И они повелели березе оберегать и помогать этому народу. И береза, надо сказать, это поручение исполнила на пятерочку. И как говорят сами вепсы, береза отдает себя людям вся без остатка.
Дерево, на самом деле, просто какое-то мистическое. По комбинации полезных свойств и качеств просто не имеющее себе равных. Лечебные и профилактические свойства всяких березовых составляющих просто изумляют. Плюс широта использования этих составляющих в народном хозяйстве даже подвигло вепсов называть березу «Матерью». Но про всякие лечебные качества березового листьев, почек, сока нужно писать книги, я пока взялся за изучение всего лишь одного составляющего березы – ее коры, бересты.
Оказалось, что береста на 30% состоит из чистого бетулина, который в Древнем Китае называли «белой камфорой», «русским жень-шенем» и «белым золотом». Древние китайцы еще не имели возможности проводить лабораторные исследования, но опытным путем уяснили, что береста является непревзойденным антисептиком и энергетически очень сильным материалом. То, о чем размышляли китайцы, тогда еще не называлось иммунологией. И таких слов как «иммунитет» они еще не знали. Но то, что непосредственный тактильный контакт с берестой положительно влияет на организм, они смекнули. Ну а вепсы и Русь доверяли березе интуитивно. Использовать бересту стали даже раньше китайцев.
Я, вот, к примеру, из рассказов седых и старых сапожников (улыбается) давно знал, что в царской армии солдатам и офицерам дополнительно выдавались стельки из бересты, что практически исключало всякие вирусные грибковые заболевания ног у русских военных. Огромным плюсом, к тому же, служило то, что береста сильнее любого запаха и даже при постоянной и многочасовой эксплуатации обуви, все запахи буквально «растворялись». И сняв сапоги вечером наши вояки утром находили их «запахо-стерильными». (улыбается)
Я кстати, сам на себе ставил эксперимент. Тот кто носит кеды, а сейчас их носят очень много, это модно,  хорошо знает, что если их не стирать в стиральной машине хотя бы раз в неделю, то у вас могут начать слезиться глаза. (улыбается) Так вот, я сделал себе стельки из бересты и 3 месяца подряд работал в завязанных до самого верха кедах. На большее у меня не хватило терпения, потому что работать в кедах тяжело. И за сим свидетельствую: через 3(!!!) месяца запах так и не появился. Это ли не чудо? (улыбается) И вот тогда я решил, что я не могу этим пользоваться единолично и теперь делюсь этим с человечеством, т.е. начинаю более-менее массовое производство. И если принять во внимание, что средства химчистки для обуви, в частности, дезодоранты и устранители запахов, стоят при нынешнем курсе валют просто запредельно, а лечебно-профилактические свойства бетулина никуда не делись, то, на мой взгляд, этот новый продукт вполне себе может стать прорывным.


8ch.
Серёж, а минуты отчаяния бывали у тебя? Как себя восстанавливал?

С.Ш.
Я думаю, что у любого творческого человека бывали минуты отчаяния. Каждый, конечно, борется с этим по-разному. У меня так сложилась судьба, что по воле провидения я был 10 лет очень плотно «погружен» во внутрицерковную жизнь, а православные и духовные практики помогают в борьбе с отчаянием и унынием в десятки раз сильнее и безболезненнее, чем любые стимуляторы и антидепрессанты.

8ch.
Про конкурс «Адмиралтейская игла». Больше не тянет?

С.Ш.
Ну, «Адмиралтейская игла» мне была интересна именно как состязание. И возможность стать победителем этого состязания. Но посостязаться мне не дали (улыбается), а засунули в жюри. (улыбается) Ну а после того, как я участвовал в жюри, стать участником конкурса я уже не могу. Да и как-то поменялось там все. Не возьмусь судить: в лучшую или худшую сторону, но при старой команде организаторов, при Володе Бухиннике, как художественном руководителе, Игла была близка мне по духу, и я чувствовал себя там комфортно. Но все проходит. Сейчас организационными процессами управляют другие люди… И пусть у них все будет хорошо.
Я на Игле обрел много друзей и единомышленников, поэтому она, я думаю, что навсегда в моем Сердце. Но любовь у нас теперь на дистанции (улыбается)

8ch.
О чём может мечтать мастер эксклюзивной обуви?

С.Ш.
А разве мастер эксклюзивной обуви – это не человек? (улыбается)
Обыкновенные человеческие мечты: сделать обувь для Гулливера, слетать на Меркурий. Ну, есть такая мечта, но это очень сокровенно, чтобы у людей было по 6 ног. Я вот подсчитал, в этом случае, я могу поднять свои гонорары втрое. (улыбается)

8ch.
Вероятно, что этот вопрос традиционный. Простые и самые правильные правила по уходу за твоей обувью: они - какие? Ведь обувь-то в единственном экземпляре!

С.Ш.
Да обычные правила. Надо просто любить свою обувь и ценить тот момент, что такая пара – одна на всем белом свете.

Финал любого интервью – всегда немножко грустно. Я понимаю, что могу и обувь Шумахеру заказать, но заодно всегда знаю, что ему страшно некогда. Поэтому вот эти минуты откровения профессионала – подарок судьбы. Сижу, дописываю тему, смотрю, а на березках за окном почки набухли… И действительно, может бы и не было уж так странно, если бы у людей было еще запасных четыре ноги? Сергей непременно бы три разные пары обуви предложил. Он же не шьет обувь, он просто работает в джазовом ритме.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Не стесняйтесь. Высказывайте свои мысли вслух. Сообщения проходят модерацию, но мне интересно ваше мнение.